?

Log in

Все об Организации Объединенных Наций
ru_un
...... .... ...................... ........................ ..........
Back Viewing 0 - 10  
mika417 [userpic]

Оригинал взят у mika417 в Город Беслан. Школа № 1. Спортзал. Заложники. Свидетельства очевидца

    

Рассказывает Измайлов Башир Магомедович, 1975 года рождения


Я находился в заложниках у осетин с 1 по 6 ноября 1992 года в спортзале школы № 1 г. Беслана. Мне тогда было 17 лет и я никогда не забуду эти события.

Я родился и вырос в Грозном. Отец мой умер, когда мне было 12 лет и мать одна воспитывала нас и еще двух моих братьев. В 1992 году я окончил школу. Мама отправила меня в Нальчик к своему двоюродному брату, чтобы он помог мне поступить в университет. Провалившись на экзаменах, я продолжал проживать в Нальчике у дяди, часто навещая маму и младших братьев. 1 ноября 1992 года я в очередной раз выехал в Грозный на рейсовом автобусе Нальчик-Грозный. В автобусе шли разговоры, что началась война между осетинами и ингушами, что вряд ли автобус пропустят в Грозный и т.д. Наш автобус остановили в г. Беслане. В салон зашли несколько мужчин с автоматами, они были возбуждены, кричали на плохом русском языке, требуя документы у всех пассажиров. Как только они видели в паспорте национальность «ингуш», пассажира сразу грубо выталкивали из автобуса. Я заметил, что паспорта людям не возвращали, и чтобы сохранить свой документ, сказал, что у меня нет паспорта, но являюсь ингушом. Тогда один из мужчин схватил меня за руку и начал тащить к выходу. Всего из автобуса вывели около 10 ингушей, среди которых были две женщины с детьми – у одной грудной ребенок, у другой – мальчик 4-5 лет. Вокруг нас собралась возбужденная толпа осетин. Я обратил внимание, что недалеко стоял еще один автобус, из которого тоже выводили людей. Этот автобус был окружен вооруженной толпой и два милиционера пытались не допустить самосуда, активно споря с гражданскими. У меня сохранялась вера в милицию и я надеялся, что эти два милиционера обратят и на нас внимание. К нам они так и не подошли. Нас оскорбляли из толпы, говорили, что якобы ингуши режут осетин. Вдруг подъехала белая «шестерка», из которой выскочили два автоматчика. Они с криком «ингуши» выхватили одного парня из нашей группы, затолкали его в машину и уехали. «На расстрел», - объяснили они одному из наших охранников. Я пока воспринимал происходящее не так серьезно.

Через некоторое время подъехал потрепанный автобус. Меня удивило, что в нем было всего несколько сидений. Нас затолкали в него и положили на пол, даже женщин с детьми. Помню, как одна из них, та – которая с грудным ребенком, плакала и просилась на сиденье. Привезли нас в здание школы № 1 и загнали в помещение спортзала. Там уже находились около ста с лишним ингушей – мужчин, женщин, детей. Многие из них были захвачены на дороге «Ростов-Баку», проходящей через Беслан, когда ехали на автобусах, на собственных машинах. Ближе к вечеру привезли еще человек 20 ингушей. Они объяснили, что их сняли с самолета, прилетевшего в аэропорт Беслана из Москвы. Помню, как они рассказывали, что осетины забрали все деньги и золотые изделия, присвоили их багаж. В спортзале не было стульев, туалета. Нас не кормили, нам не давали воду. Охранники постоянно оскорбляли мужчин, придирались по любому поводу. Вечером, когда начали плакать маленькие дети, один из заложников, его звали Тимур, он тоже был из Грозного, потребовал, чтобы отпустили женщин с детьми, или их отвели в другое помещение, где можно покормить. В ответ на это требование, один из 15-ти наших охранников – круглолицый осетин низкого роста начал стрелять из автомата поверх голов. Его одернул другой осетин, даже попытался забрать у него автомат. Пули попали в стену и осыпалась штукатурка. Круглолицый случайным выстрелом прострелил себе ногу, после чего вбежали еще несколько вооруженных осетин и обоих увели. Ночью заложникам позволили выходить по одному в туалет. Однако ни воду, ни хлеба не принесли. Особенно было жалко детей. Я с большим трудом заснул на полу, надеясь, что завтра нас освободят.

На следующий день начались события более ужасные, которые никогда не сотрутся в моей памяти. Утром в спортзал стали врываться возбужденные группы людей, как они представлялись – ополченцы, гвардейцы. Они рыскали по спортзалу, выводили мужчин и жестоко их избивали. Выбирали они молодых, крепких. Сильно избили Тимура. Особенно много ударов наносили в голову. Затем, они отобрали около пяти парней, я помню, что один из них был Яндиев, которого взяли в заложники в аэропорту, и вывели на улицу. Раздались выстрелы. Их расстреляли. Я все время держался рядом с Тимуром и с женщиной Лейлой из нашего автобуса, помогая ей возиться с грудным ребенком. И когда к Тимуру подошли двое осетин с автоматами, чтобы вывести на расстрел (они кричали, что убили кого-то из осетин, и им нужно еще одного расстрелять), я набросился на них с кулаками и получил сильный удар прикладом автомата по голове. Другие мужчины тоже начали кидаться на вооруженных осетин. Тогда в нас начали стрелять в упор. Убили Тимура и еще двух ребят, и одного пожилого ингуша по имени Багаудин ранили. Осетины вынесли три трупа, а раненого в голову и грудь Багаудина оставили на полу. Я не мог смотреть в его сторону, так как впервые в своей жизни видел кровь и убитых. Другие заложники помогали Багаудину, перевязывали рану, используя в качестве бинта собственные рубашки. Из-за удара прикладом по голове, меня сильно тошнило. Я попросил одного из охранников, которого звали Таймураз, дать мне выйти в коридор, чтобы не стошнило на пол. Он сопроводил меня до туалета. Там я потерял сознание. Очнулся в спортзале. Мне казалось, что прошло много времени, оказывается всего один час прошел с момента расстрела в зале. Раненый Багаудин умер. Начала умирать грудная девочка Лейлы. Возмущенные требования старших ингушей освободить Лейлу осетины не воспринимали, особенно измывался один из них, предлагая задушить девочку - ей так будет легче умереть. Я все еще был в шоке от совершенного на моих глазах убийства четырех ингушей, среди которых оказался мой товарищ но несчастью Тимур и долго не мог прийти в нормальное состояние. В зале было 17 детей, в возрасте от 5 месяцев до 11 лет. Надо отметить, что кроме самых маленьких, которые плакали, остальные вели себя мужественно. Я постепенно вступил в контакт с охранником Таймуразом, который был старше меня на два года. Он рассказывал, что ингуши напали на осетин, что идет война и т.д. Во время разговора с ним, в зал опять с криками и руганью ворвались пять-шесть вооруженных автоматами осетин. Они наспех начали отбирать мужчин среди заложников, связали им руки. Двое из них подошли ко мне и подтолкнули к группе отобранных. Таймураз вступился за меня, объясняя им, что я еще молод. Они начали ругаться друг с другом на осетинском, но Таймуразу удалось отбить меня. Трех мужчин вывели на улицу и больше не приводили. Таймураз сказал, что их повезли расстреливать, что он спас мне жизнь.

Вторую ночь я так и не смог заснуть. Утром услышал стоны Лейлы, потом раздались крики других женщин. Постепенно до меня дошла причина криков: умерла девочка Лейлы и по всему залу причитали женщины. Отворачиваясь друг от друга плакали и взрослые мужчины. У меня не было сил реагировать на случившееся. Я встал и пошел искать Таймураза. На дежурстве были другие охранники, Таймураза я больше так и не увидел. Лейла – мать умершей девочки, потеряла сознание. В это страшное утро нам впервые в зал принесли 20 буханок хлеба и бросили на пол. Воду принесли только ближе к обеду – три ведра. Лейлу с трупиком девочки куда-то увезли и с тех пор мы ее не видели.

4 ноября осетины увезли нескольких женщин с детьми, сказали что на обмен. 5 ноября из нашего зала отобрали пятерых парней и увезли на расстрел. В этот же день вечером спортзал посетил какой-то высокий чин из Москвы – я помню, что он называл себя руководителем какой-то комиссии и спрашивал про условия содержания. После его ухода в спортзал ворвались вооруженные осетины и увели сразу десять парней, среди которых был студент из Орджоникидзе Баркинхоев. Их расстреляли и наши охранники жаловались своему старшему руководителю, что мол заложников забирают и расстреливают без ведома какого-то другого командира, более высокого рангом, которому, как я понял, все они подчинялись.

Для меня ад закончился 6 ноября. В этот день всех женщин и детей вывели из школы и посадили в автобус, специально приехавший из Назрани. Потом зашел милиционер и стал отбирать еще заложников, чтобы посадить в автобус. Несмотря на мои протесты, мужчины выбрали меня, считая меня молодым и я оказался в числе освобожденных. Около 70-80 заложников в спортзале еще оставалось, когда я уходил. Автобус привез нас в Назрань, на центральную площадь.

Много времени прошло с этого времени. И место своего страшного плена я увидел в сентябре прошлого года. Город Беслан. Школа № 1. Спортзал. Тот самый, где я и сотни других ингушских заложников пережили настоящий ад. Видимо, это место было проклято. Ведь через 12 лет там повторился такой же ад.

2005 год.

mika417 [userpic]

Оригинал взят у mika417 в Ингуши голыми руками отбивались от осетинских танков

"Горе победителям" (Vac Victoribus). Фильм о реальных событиях, имевщих место в ходе т.н. "осетино-ингушского конфликта" - геноцида безоружного ингушского населения Пригородного района и города Владикавказ (Западная Ингушетия) в октябре-ноябре 1992 года силами вооруженных до зубов осетинских боевиков при поддержке российской армии. Показан по РТР в 1993 году.

mika417 [userpic]

Оригинал взят уmika417в Геноцид ингушского народа 1992 год (Западная Ингушетия)

Газета "Известия", 30 ноября 1992 года, № 259 (23833)

Собственно боевые действия продолжались только четыре дня. 31 октября начались, 2-го Указом президента в зону конфликта были введены российские внутренние войска и армейские соединения, и к 4 ноября все было кончено. Что это было?

До сих пор в средствах массовой информации преобладала версия Владикавказа о «вероломной агрессии ингушских национал-экстремистов против северо-осетинской республики». Так назывался доклад председателя ВС СОССР А.  Галазова, только что не объявившего о начале «отечественной войны» Советской Социалистической Северной Осетии против другой российской республики. С первых минут пребывания в Назрани убеждаешься в том, что у этой версии могут быть альтернативы.



Коллега из Назрани с карандашом в руках подсчитал возможности Владикавказа и его противника.

Дивизия «Дон» - 7,7 тысячи человек.
Два военных училища - по 0,6 тысячи.
Осетинский ОМОН - 4,5 тысячи.
Гвардейцы — 3 тысячи. 2 полка ВДВ — 8 тысяч.
Военные специалисты, прибывшие с Г. Хижой, - 3 тысячи (даже знаменитая «Альфа», говорят, здесь!)...
Итого вместе с теми, что прибыли, - 30 тысяч.

В Назрани нет ни единого воинского подразделения. Завод «Электроинструмент» и остановленная из-за отсутствия сырья трикотажная фабрика - весь промышленный потенциал.


На Северном Кавказе живет 180 тысяч ингушей. Вычтите женщин, детей, стариков, получится от 20 до 40 тысяч мужчин в возрасте от 16 до 50 лет.

* * *

Сайнудин К.- ингушский ополченец:

- Вооружение ингушей составляли автоматы, ружья охотничьи, в небольшом количестве гранаты противотанковые и лимонки. В Куртате был гранатомет. Оружие ингушей было предназначено для ближнего боя. Осетинская сторона наносила удары издалека. Ингушам помогали чеченцы. Они были хорошо организованы, лучше экипированы и вооружены...


Плохо было с боеприпасами. Я чувствовал свою никчемность, Неясна была обстановка. Где ингуши, где осетины, что делать? Чувство беспомощности овладевало людьми. Я видел, как прямой наводкой танк расстрелял КамАЗ с
тремя ребятами, из которых один остался без головы. Трупы валялись около домов, в садах...


* * *

Магнитофонная запись. Голос генерала Аушева:

- О каких ингушских войсках идет речь? Жители Куртата защищали свой Куртат, жители Октябрьского - Октябрьское. Все вооруженные конфликты были в местах, где проживают ингуши.

* * *

Азамат Нальгиев (Грозный):


- Это было на Куртатском перекрестке, я плохо знаю эти места. Стали перегораживать бетонными блоками дорогу. Там был автокран. С осетинской стороны ударили зажигательными снарядами, кран загорелся. Потом на позицию выскочили два бронетранспортера и начали поливать из всех пулеметов, которые только могли вместить, я уж не знаю, я не военный. Я дал единственную команду: ложись! И в землю, в землю носом! Я боялся паники: начнут разбегаться, их просто расстреляют. Рядом со мной лежал парнишка лет двадцати и, так же, как я, совершенно без оружия. Я его гнал от себя. И в этот момент мальчишку убило. Я не знаю, к кому я обращаюсь, может быть, это мой внутренний голос. Для меня олицетворением нравственности всегда был один из величайших, на мой взгляд, гуманистов русский писатель Владимир Галактионович Короленко. И если сегодня российская интеллигенция, если мудрые люди этой страны не поймут, что политика без нравственного начала мертва, то мы из этого болота,
кровавого болота, хочу подчеркнуть это слово - кровавого, не выйдем никогда.

Читать дальше...Свернуть )

mika417 [userpic]

Оригинал взят у mika417 в Последняя поездка во Владикавказ. Ноябрь 1992-го года.

03 Декабрь 2006 @ 00:04
Владикавказ-92. Записки Стрингера.  
Последняя поездка во Владикавказ. Ноябрь 1992-го года. Меня сюда
направили внезапно, но момент был утерян. Начало кровавых событий
в Пригородном районе Владикавказа и Чермене, было упущено.
Когда прилетел, то фактически уже началась войсковая карательная операция. Многие стрингеры и журналисты уже были здесь. Раньше, когда сам
зачастую определял куда и когда ехать (с согласия бюро конечно),
таких промахов не бывало. Это началось с декабря 1991-го года,
когда в бюро появились новые люди – из Атланты. Нас, старых стрингеров
начали оттеснять от самых горячих тем. Впрочем, ошибки допускались
и раньше, как например
с Молдовой, Тбилиси…

Гостиница полна вооруженными людьми. Это Цхинвальские партизаны –
прибыли на помощь Сев. Осетии. Народ шумный, анархистский и бесцеремонный. «Дети гор». Утром же в здании правительства встречаю старого знакомого –
Алика Мнацаканяна, журналиста из Москвы. Мы с ним соседи по дому.
Алик радостно вопит на всё здание и сгребает меня в охапку.
Это у него с Аркашей Мамонтом жуткая привычка сгребать меня при встречах
в свои медвежьи объятия и радостно трясти как торбу. Но тут не особенно
много информации. Журналистов стараются особо не допускать к местам
боевых действий армии. Пришлось срочно идти в МВД. Там начальник
пресс-службы министерства – Руслан, мой старый друг. Он встречает меня
радушно и дает информацию. Впрочем – тоже не богато. Оно и понятно –
если раньше на протяжении пары лет ингуши были причиной беспокойства
для Осетинских властей, но обходилось без столкновений, то на этот раз,
от ингушей похоже просто избавлялись. Причем явно не по инициативе Владикавказа. Хотя через пару лет всё станет понятно – когда начнется чеченская война.
Так или иначе, но считалось, что ингуши начали первыми. Хотя, никаких
весомых аргументов предъявлено не было. Какие-то мелкие конфликты в селах,
в Пригородном районе… Зато карательная машина государства обрушилась
со всей силы. Против нескольких ингушских деревень и Пригородного района Владикавказа была брошена армия – подразделения внутренних войск РФ.
Танки, бронетехника, артиллерия, спецназ. Но самое интересное,
что в операции принимали участие партизаны из Цхинвали – сепаратисты Южной Осетии, то есть граждане иного государства. Именно они использовались
для этнической зачистки. Эти ребята охотно взялись за привычную работу – карательные действия по уничтожению ингушей. Войска обеспечивали огневое прикрытие, наносили удар, а потом входили в деревню или квартал цхинвальцы…
Эти уже занимались зачисткой.

Руслан взял меня с собой в Чермен. Там как раз уже шла войсковая операция.
Мы едем на КАМАЗе, в сопровождении нескольких вооруженных людей с белыми повязками, явно гражданской принадлежности. Иначе как с Русланом или
с военными туда не пробьешься. Но военные меня не подпустят – я для них нежелателен. CNN. Впрочем, и москвичей не всех подпускают. Чермен встретил
нас пустыми улочками, разбитыми домами, редкой стрельбой. За селом громыхало. Бронетехника работала. Мы перебежками продвигаемся по улочкам.
Выходим к шоссе. Слышу лязг и грохот гусениц. На дороге появляются
и мчатся мимо нас БМП на которых написано «Дон». Опознавательная
белая полоса тянется вдоль борта. Но за ними не угонишься. Руслан же явно
не намерен везти меня туда, куда умчалась бронетехника. Он-то знает, что Таги только запусти туда. Потому продолжаем снимать последствия того,
что произошло здесь. Чувствуется, что артиллерия поработала по селу.
Хотя, вряд ли штурмующие встретили тут серьезное сопротивление.

Вот посреди улочки в большой луже лежит ничком труп ингуша. Какой-то «весельчак» уже засунул ему подмышку пустую бутылку водки. Рядом деловито крякая плавают несколько уток. Наши провожатые смеются. Им весело.
Вообще, как я заметил, повсюду царит атмосфера приподнятого веселья
и упоения «победой». Буквально через пару минут попадаем под обстрел.
Из какого-то дальнего дома, видимо с чердака – короткими очередями стреляют. Мы, пригнувшись, по одному начинаем перебегать с одного конца улицы,
через простреливаемый участок на другой конец. Отсняв, как перебежали первые трое, перебегаю сам и направляю камеру на оставшихся. После меня бежит Руслан. Уже добегая до меня, как-то весело выдыхает: Стреляют! Мы уходим по улочке, соблюдая осторожность. Видимо село еще не до конца зачищено.
Но войска уже ушли вперед. А туда нам нельзя. Чтобы не видели расстрелов ингушей. Где-то, шатается с солдатами, Мнацаканян.

Операция заканчивается к ночи, но охота на ингушей продолжается.
Партизаны постарались. В гостиничном ресторане вечером царит веселье. Цхинвальцы увешанные оружием, шумно отмечают «победу». Кухня едва справляется
с наплывом этой орды. К ночи все перепились. Начались первые стычки между собой. Уходим в свои номера. Я сижу в номере с Вадимом, моим бывшим напарником, который теперь работает на WTN. В городе начинается стрельба. Это партизаны, напившись вылезли на улицы, отмечать дальше. В небе повисают десятки люстр – осветительных ракет. Они заливают ночной город резким желтоватым светом. Отовсюду со всех концов воздух перечерчивают разноцветные линии трассирующих пуль. Боеприпасов не жалеют. Мы с Вадимом вытащили на балкон тюфяки и,
поставив камеры на штативы, с удобством расположились полулежа.
Все хорошо видно, камеры снимают, мы попиваем пиво из банок и курим, обмениваясь репликами. Порой автоматные очереди свистят вдоль балкона.
Совсем сдурели партизаны. Похоже, что салюты сменились настоящими перестрелками. Пьяные разборки. Около четырех часов утра – грохнуло.
После чего перестрелки быстро стихли.

Утром, в ресторане народ угрюмо завтракает. Вчерашнего, буйного веселья
уже не наблюдается. Позже выяснится, что в городе между цхинвальцами действительно ночью начались разборки между собой. Разошедшиеся партизаны
не желали внимать предупреждениям властей и военных. Тогда-то военные
выпустили танк, который разнес партизанский БРДМ, и они слегка протрезвели.
Но паника всю ночь в городе царила самая настоящая. Жители решили,
что ингуши вернулись и ворвались в город. Знали бы они – кто «вернулся».
Уже после завтрака замечаю с балкона, как перед гостиницей собралось много партизан, машин… Военные! Несколько российских офицеров, один или двое генералов… Они о чем-то говорят с командирами цхинвальцев.
Разговор явно неприятный. Как выяснилось – партизанам приказано немедленно покинуть город и вернуться к себе. Дальнейшее их присутствие только мешает властям. Я беру камеру и спускаюсь вниз. Выхожу на улицу. На меня не обращают внимания, потому начинаю нагло снимать эту компанию с военными.
Вот тут меня подвела привычка к безнаказанности во Владикавказе.
Впервые потерял бдительность.

Генералу явно не понравилась направленная на них со стороны камера.
Он недовольно посмотрел в мою сторону, что-то сказал. Стоявший рядом
полковник крикнул – почему снимаю не спросив разрешения. С какой это стати
я буду спрашивать у него разрешения? Я не в расположении войсковой части.
Мое право. В общем – огрызнулся. Уже собирался уходить, как ко мне подбегают несколько партизан от тех кто стоял с военными. Требуют показать документы. Сразу вокруг образуется небольшая толпа из цхинвальцев. Настроены агрессивно. Один из них узнав, что я из CNN, сбегал до военных. Вернулся. У меня требуют кассету. Придется отдать. Знаю их привычки – чуть что ломать камеры.
Однако этим дело не ограничивается. Едва поворачиваюсь, чтобы уйти,
как по команде одного из них меня уже берут за руки и требуют пройти с ними. Ведут обратно в холл гостиницы, на противоположной стороне дверь ведущая
в задний двор отеля. Сразу понимаю – решили шлепнуть. В этот момент,
вижу как Вадим спускается по лестнице в холл. Успеваю крикнуть ему:
Вадим! Бегом в МВД! Скажи майору Руслану в пресс-службе, что Таги CNN – взяли!

Уйти Вадим не успевает. Тут же, неизвестно откуда, в толпе возле меня
возникают двое в штатском. Они вступают в спор с партизанами. Говорят
на своем, на повышенных тонах. Партизаны недовольны, но штатские уже
наезжают конкретно. Затем, буквально вырвав меня из толпы, уводят к лестнице. Один из них подтолкнув вперед, говорит: быстро уходи к себе в номер.
И пока не уедут – не выходи. Второй спрашивает – откуда знаешь Руслана?
Старые друзья – отвечаю. Вадима тут же успокаивают, что не надо никуда бежать, всё в порядке… Позже, рассказываю все это Руслану. Он уже в курсе.
По поводу моего спасения тут же выпиваем в кабинете. Вечером, уже в компании коллег эта история выглядит смешной и нелепой. Смеемся, выпиваем по случаю завершения Владикавказской эпопеи. С утра многие из нас спешат в аэропорт.
Надо доставить свежие материалы в бюро.

Уже спустя года четыре, услышу одну смешную историю о своем пребывании
во Владикавказе. Сидя в баре Дуржура (так мы прозвали дом журналиста)
вдруг услышал от одного из коллег следующее: В самый разгар штурма Чермена, видим следующую картину – на дороге стоит БМП, стреляет. На его башне сидит Таги с камерой в руках, сигаретой в зубах, в своем смокинге, белой сорочке
и при бабочке, а рядом, в кювете сидит вдребезги пьяный Мнацаканян. ???!!! Честно говоря, я сперва онемел от такого вранья. Как было сказано выше –
я прибыл в Чермен на КАМАЗе. На мне были куртка, бронежилет и джины.
А вот Мнацаканян, входил в Чермен с другой стороны, сильно поддатый,
но на своих двоих. Только держался одной рукой за медленно двигавшийся БТР. Самое смешное – мне доказывали, что я ничего не помню. А было все так,
как рассказывают. Мы потом с Аликом долго хохотали над этой историей.
Вот так рождаются мифы.
Стрингер.

alex_talaman [userpic]

Психотронные эксперименты на ничего не подозревающих людях, проводятся тайно уже довольно давно.

Сегодня люди играют в необъявленную войну сознаний, о которой из-за отсутствия информации многие еще не подозревают.
Некоторые страны уже очень преуспели в разработке способов воздействия на сознание и нервную систему людей с помощью технических средств – к сожалению, лишь затем, чтобы манипулировать ими в собственных целях.
Среди используемых для этого технологий – короткие и ультракороткие волны, на которых осуществляются теле- и радиовещание и мобильная связь, а также инфразвуковые волны и новые разработки, частично основанные на опыте и открытиях исследователя Н. Теслы, например HAARP – проект на Аляске, о котором и пойдет речь.


Read moreСвернуть )

alex_talaman [userpic]

Как компетентные органы выстраивают отношения с Интернетом
Служба людей, заботящихся о национальной безопасности своей страны в мирное время, как известно, на первый взгляд, как будто, не видна. Однако, большинству людей известно, что служба эта идёт, и порой события на, так называемом, невидимом фронте творятся не просто нешуточные, а почти на уровне вершения судеб мира, в то время, как мирные граждане — спят спокойным сном.
Read moreСвернуть )

tod2009 [userpic]



Чем занимался в «лихие 90-е» предстоятель РПЦ

Патриарх Кирилл (Гундяев), следуя «законам жанра», привычно ругает
90-е. Хотя именно тогда он завоевал положение и сколотил состояние,
позволившие ему в конце концов занять патриарший престол. До
вступления на этот престол личное состояние Кирилла оценивалось
некоторыми экспертами в 4 млрд долларов. Подробности читайте в
материале Александра Солдатова:
http://www.novayagazeta.ru/inquests/51037.html .

porto_rico28 [userpic]

Владимир Путин утвержден кандидатом в президенты от партии ЕР.


Обосновали свой выбор партийцы тем что, личность Путина позволит развиваться стране стабильно и динамично. Выбор партии был известен и так, еще Дмитрий Медведев предложил кандидатуру ВВП на пост главы государства.
Лично мое мнение это не более чем перестановка в тандеме, может это и правильно, ведь так достигается какая-то стабильность, а она необходима стране.
Россией управлять можно, но абсолютно бесполезно-Александр второй.
Путин как никто другой способен дать стабильность стране, и по этому скорее всего правильно его выдвижение на пост президента.


porto_rico28 [userpic]

Не так давно я наткнулась на пост одного блоггера, http://konfetishka.livejournal.com/24698.html, кому лень читать поясню, в отношение депутата Андрея Жирнова КПРФ два года ведется следствие по факту изнасилования шестиклассника. Все цепочки приводили к Жирнову, однако его вина не доказана до сих пор.
Непонятно почему наше правосудие не работает. Понятно что где-то "откатили" , но давайте граждане подумаем о бедном ребенке, он пережил тяжелую психическую и физическую травму. Общество должно заботиться о своем молодом поколение, а получается мы заботимся об амбиции преступника! Какую пользу такие политики дадут стране? Думаю никакую, кроме разврата и ужаса мы ничего не увидим.



Я как член это общества не хочу мириться с мыслью, что моим близким может угрожать подобная опасность.
Думаю, что Жирнова все-таки признают преступником и он ответит по своим заслугам.

porto_rico28 [userpic]



Предыстория, Пономарев посетил Русский Марш, где активно продвигал лозунг -"Едро в жопу", вот народный ответ ашему вниманию господа)

Back Viewing 0 - 10